Бубуечь в августе

Если вы планируете сажать деревья, август и сентябрь — лучшее время для того, чтобы посетить то место, которое вы собираетесь озеленять. Это время, когда всё выглядит реально и жёстко: сорняки — настолько высокие и страшные, как только могут вырасти; земля и реки — настолько сухие, насколько могут высохнуть за сезон; а деревья и кусты, которые там растут — настолько живые (либо наоборот), насколько они могут быть в конце лета.

Так что если бы вы оказались в Бубуечь в августе 2016, вас могло бы ожидать разочарование — что тут вообще происходит? Где парк? Где команда, которая обещала за ним ухаживать?

Правда же состоит в том, что команда была там — не раз, не два, и даже не десять раз. Лучше не считать. Лучше посмотреть повнимательней.

Мы решили заботиться о наших посадках по максимуму с самого начала, чтобы обеспечить их элементарной (=оптимальной) поддержкой. Для этого мы расчищали высокую траву вокруг саженцев и тут же использовали её как мульчу. Таким образом, трава и «сорняки» превращались из соперника в друга, защищающего почву вокруг юных деревьев от прямых солнечных лучей, сохраняющего в ней влагу и, со временем, превращающегося в удобрение. В нормальных условиях (здоровые саженцы, качественная посадка) такой метод обеспечил бы очень высокий процент приживаемости (особенно если представить, что деревьям не мешает скот и другие вредители).

Но природа взяла своё: лучше всего чувствуют себя именно те деревья, которые обладали хорошими корнями и были качественно  посажены. Это — большинство маленьких дубов, миндали и сосны. За ними идут робинии («акации»), липы и клёны. Робинии к нам попали довольно слабыми, но те, которые прижились, очень хорошо выглядят, несмотря на бедную сухую почву и, в некоторых случаях, позднюю посадку. Липы, выкопанные членами команды, показывали хорошие результаты весной, но к сентябрю многие сбросили большую часть листьев — видимо, всё-таки слишком сухо и солнечно для них. Однако их почки живые! Клёны прижились практически все и дали очень большой прирост во время летних дождей, однако потом принялись ни с того ни с сего высыхать — либо были слишком высоко посажены (обнажая корни), либо сама корневая система была повреждена при пересадке. В то же время, некоторые из них растут словно в своём мире, радостные и зелёные посреди сухих сорняков, и даже пускают новые листья. За ними следуют черёмухи (очень криво были посажены, нам пришлось пересадить большинство из них) и тополя — примерно одинаковый процент сильных и слабых экземпляров.  Медвежьи орехи сейчас выглядят не особенно хорошо, но нам не забыть, как зазеленели они поздней весной, когда все уже думали, что этим гигантским саженцам, спасённым из питомника, не пережить пересадку… Скорее всего, они снова берегут силы, чтобы ожить вновь в более благоприятных условиях.

Есть ещё деревца и кусты, которых с самого начала было мало, но все они прижились и растут — абрикосы, китайская вишня, айлант, сумах, грецкие орехи, вязы, ежевика и даже один фундук. Все они были выкопаны и посажены участниками команды, друзьями и членами семьи.

Итак, мы почти не могли выбирать посадочный материал, и мы не могли контролировать всех волонтёров. Некоторые деревья были посажены лучше, некоторые хуже, некоторые ужасно; некоторые были более приспособлены к местным непростым условиям, некоторые менее — так что мы работали с тем, что у нас было, старались сажать на самых лучших участках территории и поддерживать саженцы настолько, насколько возможно.

Но. Важно отметить, что мы с самого начала решили также не бороться за каждое дерево: если оно не было здоровым, не было посажено хорошо и в правильном месте, его очень трудно спасти. Можно поливать слабое / плохо посаженное деревце каждый день, и всё равно оно может высохнуть, да ещё и после предварительной агонии, которая может растянуться на несколько лет. Поэтому мы решили дать волю естественной селекции: пусть, при условиях справедливой поддержки всех деревьев (расчистка и мульчирование) выживут лучшие, а мы будем дополнять их другими здоровыми саженцами, способствуя более высокому биоразнообразию парка.

Этой осенью, основываясь на наших наблюдениях и выводах, а также завися от меньшего количества внешних обстоятельств, мы собираемся сконцентрироваться на создании живой изгороди, которая отметит границы территории и защитит внутреннюю её часть от скота. «Охранниками» станут самые сильные и устойчивые деревья и кусты, обладающие шипами / «невкусные» для скота / быстро регенерирующиеся — робиния, дикая маслина, вяз, сирень, шиповник, ежевика и т.д. Под их защитой лучше примутся потом более нежные виды. Кроме того, середину территории мы планируем плотно засеять всеми подходящими видами деревьев и кустов, семена которых сможем собрать в парках и лесах.

Поэтому наши основные эмоции по поводу текущего состояния бывшей бубуечской свалки не печаль и разочарование, а целеустремлённость и вдохновение — теперь мы знаем потенциал этого места, поведение различных деревьев и кустов, которые растут (либо отказываются расти) там… и теперь, с почти целым годом опыта работы на этом участке, мы с энтузиазмом ждём, когда же можно будет продолжить.

Leave a reply

Your email address will not be published.